Солист O.Torvald Женя Галич: Хочу четверых детей

29 апреля 2017 17:44 Просмотров: 262 # Прокомментируй Печатная версия
Солист O.Torvald Женя Галич: Хочу четверых детей

Четырех часов, проведенных с фронтменом группы O.Torvald Женей Галичем, его женой Лерой, находящейся на последнем сроке беременности, и очаровательной дочкой Евой, которой уже три с половиной года, оказалось достаточно, чтобы влюбится в эту семью навсегда.

В их отношениях нет ни капли пафоса, позерства и показухи – диалоги супругов непринужденны, а взгляды полны тепла и нежности. Чувствуется, что семья – это единственное органичное состояние, в котором могут пребывать наши герои.

– Второй раз за последний год ты в Viva! и первый раз в качестве артиста, представляющего Украину на Евровидении.

И, надеюсь, последний (смеется). Это я о Евровидении.

– Послушай, весь твой образ соткан из противоречий: рокер, попавший на конкурс поп-формата, татуированный брутальный мачо, обожающий жену и дочь...

Я спокойно отношусь к ярлыкам. Стандартное восприятие: если рокер, значит, секс, наркотики, рок-н-ролл. Если любящий отец, значит, ботан. Если попсовый конкурс, то обязательно нежный певец. Но соответствовать стереотипам – это так неинтересно.

А вообще, можно и нужно быть органичным в любой ипостаси: дома – я любящий отец и муж, на гастролях и фестивалях – отвязный рокер, которому в кайф поугорать. В формате поп-конкурса я ответственный конкурсант, добросовестно выполняющий свою работу.

Я нахожу для себя единст-венно возможным способом жизни делать хорошо все, чем бы ни занимался. За рулем я прекрасный водитель, дома – примерный семьянин. А еще я зять и сын – всегда поддерживаю, понимаю, интересуюсь, общаюсь. Это же наши родители, и мы должны уделять им максимум внимания.

– Когда ты это понял?

Когда у меня появилась Ева. Вот тогда я осознал, что рано или поздно сам буду нуждаться в ее внимании, как теперь нуждаются в этом мои родители. Я и сейчас не могу утолить жажду общения с дочкой. Прихожу домой, и мне очень хочется с ней нежничать, обниматься, целоваться, разговаривать, играть. Но это пока она моя пухленькая девочка, а со временем уедет куда-то, и я буду тосковать по ней.

– Child free – это не твоя история?

Нет! Я мечтаю о большой семье, хочу много детей, в идеале – четверых. Не знаю, согласится ли на это Лера. Пока мы ждем второго ребенка. А там посмотрим. У нас всегда был культ семьи. Главные мои авторитеты – это мама и отец. Я всегда видел абсолютно счастливых людей, которые вместе с восьмого класса и до сих пор любят друг друга. Тут я тоже атипичный рокер. Часто рок-музыканты растут либо в неполных семьях, либо сталкиваются с каким-то насилием. Я же рос в мире любви и гармонии. Перед моими глазами всегда был пример: отец – настоящий мужчина в семье, авторитет и мама – голова семьи и женская мудрость.

– Эта модель повторилась в твоей семье?

Конечно! Правда, есть и различие. У нас в семье никогда не было девочки, и отец, строгий полковник украинской армии, нас с братом воспитывал соответственно – его слово было законом. С девчонками надо по-другому. Если пацану можно дать подзатыльник, а иногда это даже нужно, то с девочками все иначе. Нужно быть ласковым, терпеливым, уметь убеждать и объяснять. Дочка, прежде всего, должна видеть во мне друга и чувствовать, что я для нее авторитет.

– Ты постигаешь науку отцовства на собственном опыте. Ошибки бывают?

Конечно! И тут очень помогает Лера, которая меня исправляет. Дело в том, что я очень редко сомневаюсь в своей правоте и почти не прислушиваюсь к чьему-то мнению. А если и прислушиваюсь, то оставляю за собой право самому принимать решение. И жена в последнее время стала меня одергивать: «Слушай, ты пойми: так с девочками нельзя. На них нельзя просто рявкнуть, это отложится где-то глубоко эмоциональной травмой».

А еще я понимаю, что рано или поздно дочка станет подростком, и тогда мне нужно будет находить к ней другой подход. Потому что любая агрессия с моей стороны будет воспринята в штыки. И уже сейчас я делаю все, чтобы дочка мне доверяла, видела во мне друга. Когда это возможно, я беру ее с собой, даю ей шанс проявить самостоятельность. Ну и повторюсь, жена очень помогает мне, подсказывая, как найти с Евой общий язык. Они ведь с дочкой подружки-подружки.

– Мне кажется, с тобой они тоже подружки.

Ну, со мной – да. И Лера и Ева. У нас просто очень интересная модель отношений. У меня ведь до Леры много было разных связей, и коротких и длительных. Но всегда они были построены на влюбленности и страсти. А здесь отношения изначально построены на другом. Сначала мы начали дружить, а потом уже встречаться. И через несколько месяцев поженились. Вряд ли кто-то был бы на месте Леры. Только в ней я вижу жену, мать моих детей. Ну, и кроме всего прочего, она железный человек. Такой образ жизни мужа очень сложно выдержать.

– А что у тебя за образ жизни?

Я утром просыпаюсь в 5.50, готовлю кашу и убегаю из дома.

– Это твоя обязанность – готовить завтрак?

Нет, это мое желание.

– А почему в 5.50? Почему такой ранний подъем?

Я всегда просыпался рано, а сейчас в этом есть особая надобность – работы много. День у меня расписан: успеть в зал, выгнать машину, сделать завтрак, съездить на интервью, на репетиции, проконтролировать работу. Миллион задач!

– Минус еще один стереотип, что жизнь рокера – это ночные тусовки, а потом сон до обеда.

Я бы мечтал быть таким рокером, но у меня не получается из-за моего дурацкого характера: мне нужно все обо всем знать. О работе, о том, какую мы коляску покупаем, в какой детский сад идем и так далее.

– Решения вы с женой принимаете коллегиально?

Да, хоть я, конечно, гну свою линию, но всегда прислушиваюсь к Лере.

– И не бывает такого, что с ними не соглашаются?

Бывает.

– Ты домашний диктатор?

Нет, я не диктатор. Просто все мои решения обоснованны. И Лера к этому привыкла. Со мной она чувствует себя как за каменной стеной. И она привыкла к такому положению вещей. А я привык слышать и слушать ее советы.

– Вы ждете второго ребенка. Насколько я знаю, мальчика…

Надеюсь, да. Но в первую очередь мы ждем здорового ребенка. А кто родится, посмотрим. Несмотря на новые технологические заморочки, когда можно увидеть на УЗИ и так и сяк, мне все же нужно подержать его на руках, чтобы понять, что это мальчик, мой родной сыночек. Так же было и с Евой. Я до последнего думал: девочка, значит, девочка, мальчик, значит, мальчик. И пока все не увидел сам, не доверял никаким прогнозам.

– Ты присутствовал при родах? Вместе были?

Да, конечно. Я был на всех УЗИ, скринингах, и, естественно, при рождении Евы.

– Это запланированный ребенок?

Желанный, но мы специально не готовились. И Ева и ребенок, которого мы сейчас ждем, – это дети фестивалей. Мы с Лерой пересеклись на фестивале «Республика» в сентябре 2012 года. Он проходил в Каменец-Подольском, в крепости. Я там выступал, Лера была по работе. Мы случайно встретились в отеле утром на пять минут.

– Этого оказалось достаточно, чтобы зачать ребенка?

Да, причем до этого мы летали специально на отдых и усердно старались. А тут получился такой вот рок-ребенок. И малыш, которого мы сейчас ждем, был зачат на фестивале Z-Games под Одессой. Там мы тоже случайно пересеклись – между моими гастролями и Лериными командировками.

– Прямо как Штирлиц с женой…

Мы используем любые возможности для того, чтобы любиться.

– Хорошее слово «любиться».

Точно! Или «кохатись». Тоже красиво.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Звезда "Квартала 95" Валерий Жидков знакомит с семьей: интервью Viva!

– Как вам удается сохранить свежесть чувств, ведь вы не первый год вместе? Да и с появлением ребенка все немного меняется в отношениях.

Нам проще, чем другим. Мы каждый раз переживаем отношения по-новому, потому что я редко бываю дома. Если бы я жил по классической схеме: утром – на работу, вечером – с работы, выходные – вместе, то, скорее всего, это превратилось бы в рутину. Но в нашем случае я постоянно в разъездах. И когда мы встречаемся, все как в первый раз. От расставаний, на мой взгляд, мы только выигрываем в отношениях.

– Чьих-то жен это, наоборот, напрягает: где муж, с кем?!

Слава богу, не мою. Она знает, что я люблю женщин. Нельзя сказать, что я бабник, но я часто влюбляюсь: мне очень нравится внешность, запахи, как выглядит девушка, как ведет себя. Но при этом любовь настоящая – только по отношению к Лере. И она это знает. Знает, что она у меня родной-родной человек. Не просто: ну жена и жена себе. Нет! Другой жены у меня не было бы, если бы не было Леры.

– Что значит твое признание в любви к другим женщинам?

Эмоционально я никогда не увлекался. Может быть, какое-то физическое влечение, не более того.

– Влечение – это, по-твоему, не измена?

Нет, это природа человека. Я уверен, что у любой женщины и у любого мужчины есть физическое влечение к кому-то еще, кроме супруга. Контролировать это бесполезно. К этому нужно относиться спокойно – так, как я и Лера относимся к этому. А вот вопрос эмоционального увлечения... У меня его ни к кому не было, кроме Леры. Мне не интересна ни одна другая женщина. Я ни с кем другим не хочу просыпаться по утрам, мне не нравится тратить время на то, чтобы проводить его с другими девушками. Я получаю удовольствие только от общения со своей женой. Я имею в виду настоящую влюбленность. Конечно, дружеские прогулки, это все может быть. Но такого, как к Лере, я ни к кому никогда не испытывал.

– Слушай, а чем она так уникальна, что в ней удивительного?

Она как большой ребенок. Когда мы поженились, я сказал: «Ну, отлично, я женился на женщине-ребенке. Она непосредственная, очень увлекающаяся, искренняя, настоящая. Она радуется милым пустякам. Допустим, когда я ей подарил машину, она посмотрела и спокойно так говорит: «Ну, спасибо большое, классно!» А подаренная ей открытка или маленький букет приводит ее в неописуемый восторг, она может прыгать от счастья. Вот эта непосредственность и простое отношение к жизни мне очень нравится в Лере. Кстати, Ева в этом – ее точная копия. Она девочка-девочка. Эти фразы: «Мамочка, я так тебя люблю!», «Папочка, ты самый любимый на Земле!»

Она романтическая натура, но при этом такая же перфекционистка, как и ее мама. Не дай бог, посуда будет неправильно расставлена или обувь будет стоять не под линеечку! И Леру и Еву это сводит с ума. Ты сегодня видела, как мы Еве шапку надеваем? «Ну, это же некрасиво!» А все потому, что складка на шапке. Ева никогда не наденет колготки, если полоски на обеих ногах не совпадают или если будут складки на коленках.

– Женя, я как женщина, как мама могу часами слушать рассказы про детей. Скажи, а в твоем кругу принято, чтобы мужчины, папы рассказывали о своих детях?

Нет. Деток обсуждаем только мы с гитаристом Денисом. Мы давно дружим, с 94-го года. У него двое прекрасных детей. Так что есть о чем поговорить. А вообще, не принято.

Иногда я могу увлечься, начать рассказывать, восхищаться, радоваться и замечаю, что рядом начинают чуть ли не зевать. У всех на лице написано: «Ну, начина-а-а-ется!» Поэтому я себя сдерживаю. Был такой эпизод в Хмельницком, когда нас после концерта организаторы пригласили на ужин. И вот сидим мы за столом, человек 20. Все пьют, закусывают, общаются. А у организатора Лены маленький сыночек. И у меня только родилась Ева. Как зацепились мы: она мне рассказывает о сыне, я ей – о дочке. Поворачиваюсь, а никого за столом нет, все курить ушли. Из 20 человек мы вдвоем остались.

У меня бывают такие «припадки нежности», но я к ним очень спокойно отношусь. Если мне кто-то рассказывает – я внимательно слушаю, потому что мне это интересно. Гораздо интереснее, чем разговоры о пробках на дороге, политике.

– Женя, по поводу застолий. В турах музыканты любят и умеют выпить, и O.Torvald не исключение. Я вот слышала, что ты объявил сухой закон до тех пор, пока не родится ребенок.

Да, я бросил не только пить – вообще все вредные привычки. Ограничил себя в искушениях.

– И много их было?

Достаточно. В ожидании Евы было то же самое. Я дал себе обет, что, если смогу это выдержать, все будет хорошо.

– То есть у тебя такой индивидуальный пост.

Абсолютно. Я не привязываюсь к общепринятым постам или традициям. Человек должен бороться сам с собой. Каждый день нужно побеждать самого себя. Становиться лучше, чем ты был вчера.

Но я не отказываюсь от алкоголя навсегда. Я получаю огромное удовольствие от процесса употребления алкоголя, от бесед с барменами, от застольных разговоров, от эйфории на концертах. Алкоголь – это мощный стимул и инструмент релакса. Иногда нужно выпить стакан виски или рома для того, чтобы правильно поспать, или, наоборот, много потанцевать. Я обожаю танцевать!

– И где тебя можно увидеть танцующим?

На сцене, на афтепати. Я всегда стесняюсь, но обожаю танцевать, если честно. И дома танцую.

– С Евой танцуете дома?

Постоянно! Лера с Евой танцуют не переставая. Иногда я подключаюсь к ним. Ну, я старенький уже, мне не так легко.

– Скажи мне: вот мужчины, естественно, мечтают о сыне…

Да. Очень.

– У тебя уже есть план, что вы будете делать с сыном? О чем будете говорить?

Мы будем делать вместе все: играть, кататься на мотоцикле, собирать машины, чинить велосипед, играть в футбол. Навязывать себя я не буду, но если у него будет желание провести со мной время, тогда, конечно! А еще я буду его воспитывать так, как нас с братом воспитывал отец: если чего-то хотели, должны были это сделать сами.

Ну, условно говоря: «Пап, я иду сегодня ночевать к другу». – «Конечно, супер! Вопросов нет. Только мы вначале уберем в гараже». Когда я захотел первую гитару, отец сказал: «Иди, заработай». Говорю: «Как я заработаю?» Он мне: «Машину пойди помой». – «А как? Я не умею». Он отвечает: «Пошли, я тебе покажу». Вышел со мной к КПП, это было в военном городке, начал показывать, как мыть машину. А потом: «Ну, все, я пошел, а ты продолжай». И мы с Денисом остались мыть машину.

– И ты таким образом заработал на гитару?

Тогда отец добавил мне недостающую сумму. Но в 13 лет я уже начал зарабатывать. Он договорился с мужиками, которые играли в военном ансамбле, чтобы меня приглашали на всякие офицерские сборы, на танцы, свадьбы, праздники…

– Женя, мне почему-то кажется, что те, кого воспитывали в такой строгости, как раз к своим детям бывают особо лояльны, ограждая их от трудностей.

Нет, у меня будет только так. Это, конечно, не очень приятная тема для разговора, но тем не менее… Я переживаю, что с ними будет, если меня вдруг не станет. Я хочу, чтобы и Лера, и Ева, и ребенок, который у нас родится, могли существовать абсолютно самостоятельно. Можно каждый день приносить в семью рыбу, которую все любят, но, как ловить эту рыбу, не знает никто, кроме того, кто ее приносит. Поэтому лучше заранее принести удочку и объяснить, как ею пользоваться.

Особенно это важно, когда воспитываешь девочку. Мне кажется, что любой пацан должен понимать, что в будущем он добытчик, вожак стаи. А вот с девочками сложнее. Конечно, их можно холить, и лелеять, и в попу целовать, и покупать каждый раз машину после побитой предыдущей. Но еще более важно донести до них смысл самостоятельной жизни. Мы же прекрасно знаем ситуации, когда молодые девчонки идут к богатым папикам только потому, что их так воспитали, и потому, что это самый простой способ обустроить себе жизнь.

В нашей семье такого не будет. Ева будет знать, что она должна сама всего добиваться и, прежде всего, быть самостоятельной. Мне вообще сложно представить, что будет, когда у нее появится первый парень. Я готов убивать, я готов рвать на куски, если мою девочку кто-то обидит. Во мне уже сейчас просыпается какое-то агрессивное животное, если что-то не так по отношению к моей девочке. Вот ее кто-то ударил или толкнул на площадке, и во мне поднимается такая волна агрессии. Я как бык становлюсь.

– А как тебя встретили родители Леры?

Расскажу, как я познакомился с ее отцом. Нужно сказать, что он интеллигентный, добрый, позитивный человек, борец за все натуральное – десять тысяч раз проверит, чтобы не синтетика, не химия. Он за все экологически чистое и органическое, противник искусственной красоты – никаких крашеных волос, никакого вмешательства в природу.

И тут он видит меня: татуированные руки, пирсинг. Первый раз он меня увидел, когда приехал забирать дочь из O.Torvald House. Мы раньше жили все вместе, группой на Татарке. Это называлось O.Torvald House. Мы устроили вечеринку по случаю моего дня рождения, которая затянулась допоздна, и Лера решила первый раз заночевать у меня. Она позвонила папе и говорит: «Тут все еще висят, можно я здесь останусь?» – «Ни в коем случае! Я сейчас приеду и заберу тебя». А он меня до этого не видел никогда.

И, значит, ситуация следующая: выезжает из ворот нашего дома автомобиль, на лобовом стекле которого попой кверху расположился совершенно голый мой друг. И фарами с ней встречается машина отца Леры. Тут выхожу я с Лерой за ручку и говорю: «Здравствуйте! Меня Женя зовут. Это мой дом. И у меня день рождения». Он мне ни слова не сказал, посадил Леру в машину и увез. А на следующий день я пришел уже к нему разговаривать. Я сказал: «Мне нравится ваша дочь. Я слово даю, что ее никто не обидит. Скажите, какие у вас есть ко мне требования? Какими бы вы хотели видеть наши отношения? Хотите, она в десять дома будет?» И после этого как-то все вопросы закрылись.

– Женя, а вот окажись ты на месте отца Леры и представь, что такая ситуация произошла с Евой. Ты бы слушал объяснения потенциального зятя?

Да, попробовал бы выслушать и очень четко дал бы ему понять, что у него есть последний шанс доказать серьезность намерений. Я ведь все прекрасно понимаю и сам помню свою молодость – куражную, необузданную, веселую. Вопрос в главном: насколько он ответственно относится к моей дочке? Мне кажется, я смог бы это разглядеть и идентифицировать.

– У тебя еще будет такая возможность.

Надеюсь, да.

– Женя, замечательный ты рассказчик, но нам нужно закругляться. Может, давай к Евровидению вернемся напоследок?

Ну, можем и вернуться. Я абсолютно счастлив, что наша страна будет представлена группой O.Torvald. Украине в этом году нужны мужество, смелость в поступках, стремление к победе и достижение своей цели, как это было с нами. В этом году нашей стране нужна твердая мужская рука. Поэтому, на мой взгляд, все сложилось, как нужно.

– Этот год для тебя вдвойне важный: помимо участия в конкурсе, ты ожидаешь рождение наследника.

Да, это будет год появления на свет нового меня (улыбается).

– Это событие как-то по времени пересекается с Евровидением?

Сильно пересекается. Срок родов приходится на эти же дни. Но я для себя расставил приоритеты: если вдруг Лера будет рожать в это время, я буду присутствовать на родах.

Татьяна Витязь

Тэги: O.Torvald Галич интервью
Если Вы заметили ошибку, сообщите о ней, пожалуйста, редактору сайта

Комментарии:



загрузка...

Присоединяйся!

#

Новости партнеров

Видео

Все видео



GoodWood и СТМК построят для семьи Дмитрия Портнягина эксклюзивный загородный дом

Мечтатель представил завораживающий клип на дебютную песню «По ту сторону веры»

Pic n Mix запускает флэшмоб «Игрушки против конфет», убеждая родителей дарить детям развивающие игрушки на Новый Год

Фото

Все фото



На юго-западе Москвы откроется музей русского современного искусства Pop Up Museum

Agritechnica 2017: Manitou Group представила новинки

E-service Сonference - первая в Украине площадка для диалога бизнеса и государства в сфере развития е-сервисов

Анекдот дня

Врач сказал мужику, что ему осталось только 30 раз кончить после чего наступит полная импотенция... Мужик пришёл домой и поделился несчастьем с женой.
Та в ужасе: - Всего 30?! Их надо расходовать очень бережно. Давай составим график.
- Я уже составил. Тебя в нём нет...

Все анекдоты

Что ещё почитать

ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ