Пианистка Екатерина Мечетина о легендах и былях Московской консерватории

1 сентября 2017 03:59 Просмотров: 645 # Прокомментируй Печатная версия
Пианистка Екатерина Мечетина о легендах и былях Московской консерватории

Сегодня, 1 сентября, среди прочих учебных заведений страны распахивают двери и творческие вузы. Это — традиционное место притяжения для молодежи: артистические специальности манят, конкурсы в ГИТИС или ВГИК сумасшедшие, распространено мнение, что поступить в них, особенно человеку из провинции и без покровительства, невозможно. Верно ли это? С таким вопросом «Труд» обратился к известной пианистке Екатерине Мечетиной, воспитаннице Московской консерватории, в этом году впервые набравшей студентов в свой собственный класс в прославленном вузе.

— Прежде всего напомню, что Московская консерватория — не то место, куда можно поступить по результатам ЕГЭ, — начала Екатерина.— Только по двум (конечно, тоже очень важным) предметам принимаются оценки, полученные на едином госэкзамене — это русский и литература. Все остальные дисциплины сдаются очно — специальность, коллоквиум, сольфеджио, гармония... Будем реалистами: уровень подготовки в музыкальных школах и училищах регионов зачастую не тот, что в Москве и Петербурге. Да, программа ДМШ для всех одна, могу это подтвердить как председатель учебно-методического объединения при Минобрнауки по специальности музыкальное искусство. Но в ней существуют два направления — общеразвивающее и предпрофессиональное, в каждом из них — пять уровней сложности, на которых педагог может работать с учеником, в зависимости от его способностей и продвинутости. Однако члены приемной комиссии свидетельствуют, и это не может не радовать: в последние годы количество успешных абитуриентов из регионов растет.

Например, в классе Александра Ашотовича Мндоянца, где я уже несколько лет работаю ассистентом, учится Мгер Махсудян из Орска — маленького города Оренбургской области на границе с Казахстаном. Очень талантливый, вдумчивый, хорошо обученный юноша, блестяще поступил три года назад, пройдя вторым или третьим номером. Пытлив, разносторонен, не только прекрасно играет, но и интересно ведет концерты, думаю даже, со временем он сможет хотя бы отчасти заполнить нишу, опустевшую после ухода из жизни всеми нами горячо любимого Святослава Бэлзы.

Конечно, бывают и осечки. Вот потрясающий случай. Девочка в этом году успешно прошла специальность, но на теоретических экзаменах срезалась, уровень знаний оказался очень низким. Ну, здесь никакой трагедии, ей сказали: приезжайте на следующий год, теперь вы знаете, в каком направлении работать... Мораль этих историй проста: перед поступлением надо проконсультироваться с теми, кто знает уровень требований в вузе, куда вы идете учиться.

Понятно, я говорю прежде всего о бюджетных местах. Их, кстати, в консерватории большинство. Но не надо думать, что вне бюджета, на платное обучение, принимаются люди с улицы. Все они тоже получили положительные оценки, только не набрали проходного балла.

Вне бюджета учатся и все иностранцы. Московская консерватория особенно популярна у молодых музыкантов из Юго-Восточной Азии. Например, сейчас на первом курсе занимается очень талантливый мальчик из Южной Кореи. Это тем показательнее, что такие, как он, ребята вполне могли бы ехать, допустим, в Германию, где обучение для наиболее одаренных фактически бесплатно. Но они готовы платить немаленькие деньги — ради высокой марки нашего вуза.

Другой вопрос — не все, даже наши соотечественники, кого готовит Московская консерватория, остаются работать в стране. Лауреат Монреаля Павел Колесников, победительница многих конкурсов, выпускница класса Элисо Вирсаладзе Динара Клинтон сейчас, насколько знаю, в Англии. И эти примеры не единичны.

Ну что ж, мы существуем в мире с открытыми границами. Притом прекрасно реализуют себя дома такие одаренные люди, как Михаил Турпанов, который мне симпатичен еще с консерваторских экзаменов, Арсений Тарасевич-Николаев — одна из звезд класса Сергея Леонидовича Доренского, правнук легендарной Татьяны Петровны Николаевой, тонкий специалист по музыке Скрябина. Все более широкую известность приобретает имя Филиппа Копачевского... Это — будущее нашей музыкальной культуры. И ее уже наступившее настоящее.

Сегодня проблема эмиграции не стоит так остро, как это было лет 20 назад. В 1996 году, когда я заканчивала ЦМШ, картина была другая. Из нашего выпуска уехала практически половина. Мы с друзьями недавно составили карту — где живут соученики, разброс получился огромный, от Латинской Америки до Кореи. Большинство осело в Европе в немецкоязычных странах. А кто-то не уехал, но сменил профессию — двое стали священниками, один преподает религиоведение в МГУ, еще один — специалист по IT. Некоторый процент ухода из профессии — вещь нормальная, но обидно, когда люди вовсе оставляли сферу творчества, подавались в торговлю — мебелью, машинами... Они имели хороший доход, но точно знаю, что потом очень тосковали по музыке.

Вы все равно можете меня спросить — нужны ли стране те десятки и сотни пианистов, которые каждый год выпускают российские консерватории. Ясно ведь — в оркестр требуются сразу два десятка скрипачей, а пианист — максимум один. Сольную концертную карьеру делают единицы. Но не забывайте: кто-то должен идти и в концертмейстеры, в педагоги... Учитель музыки — очень высокая миссия. В консерватории никто вам руки ставить не будет, там идет уже шлифовка той технологической основы и музыкальности, которую прививают в среднем звене. Насколько потрясающие, универсальные люди это делают, я поняла, когда стала работать в ЦМШ. Конечно, это школа элитная, но тот же пример Орска доказывает: среди примерно пяти тысяч детских музыкальных школ страны есть замечательные очаги педагогической культуры, им ни в коем случае нельзя дать зачахнуть.

Пользуясь случаем, хочу сказать, что я горячий сторонник той системы музыкального образования, что сложилась в нашей стране. Как вы понимаете, мои патриотические чувства — прежде всего на стороне родной Московской консерватории, чья школа признана во всем мире. Но есть и другие вузы — например, прогрессивная, высоко ценимая на международном уровне Гнесинская академия. А еще — институты имени Ипполитова-Иванова, имени Шнитке, Академия имени Маймонида, Университет культуры, Педагогический университет... И это только в Москве. Так что молодому человеку или девушке, откуда бы они ни приехали, есть где учиться.

Другое дело, что на нашу 5-летнюю вузовскую систему или, как ее называют на Западе, специалитет, все время покушаются, пытаясь заменить на так называемую болонскую: четыре года бакалавриата плюс два магистратуры. Россия подписала Болонскую конвенцию, чтобы дипломы наших вузов признавали за рубежом. Но диплом Московской консерватории и так всегда котировался! Это доказано 150-ю годами ее существования. Таким опытом не разбрасываются. С моей точки зрения, человек после бакалавриата как музыкант все-таки немножко недоучка. Конечно, и он, скорее всего, найдет себе работу, но мечтал он, возможно, о гораздо большем.

По поводу административных инициатив расскажу вам курьезный случай. Год назад «сверху» пришел документ: все наши концертные залы должны быть приравнены к статусу лаборатории. Вы только вслушайтесь, как звучит: Большая лаборатория Московской государственной консерватории имени П.И.Чайковского! И студенческий оркестр теперь не концерт должен играть, а лабораторную работу сдавать... Я, конечно, понимаю, бюрократическим структурам легче, когда все предельно унифицировано, но не до абсурда же. Ничего, отбились. Отобьемся и от всех прочих неумных атак. И каждому новому таланту — рады.

Тэги: Пианистка Мечетина консерватория
Если Вы заметили ошибку, сообщите о ней, пожалуйста, редактору сайта

Комментарии:



загрузка...

Присоединяйся!

#

Новости партнеров

Видео

Все видео



Человека без скафандра обнаружили на фото с луны

Ксения Собчак расскажет, сколько стоит ее жизнь

Мобильное приложение «Колобанга: преобразователь эмоций» заменяет лица смайлами на фото

Фото

Все фото



Пришедшую за умирающим смерть сфотографировали в Великобритании

Неизвестные на экскаваторе разнесли мебельный магазин в центре Киева

Знаменитую «Чупа-Чупс башню» выставили на продажу в Берлине – АН «Звезда Батуми»

Анекдот дня

Человек дал мне визитку: Виталий Мусохранский ...
Скажите, вы ведь фамилию тоже не с первого раза правильно поняли?

Все анекдоты

Что ещё почитать

ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ