Скульптор Иракли Жвания: Ловлю себя на мысли, что Баку - это мое место

23 декабря 2017 18:16 Просмотров: 418 # Прокомментируй Печатная версия
Скульптор Иракли Жвания: Ловлю себя на мысли, что Баку - это мое место

Иракли Жвания — известный грузинский скульптор (автор фонтана «Маленький принц» в Тбилиси). Его супруга — журналист и издатель Эсма Кунчулия. С недавних пор в жизни каждого из них появилось хобби, которое стало частью их жизни.

Эсма увлеклась кулинарией, выпускает журнал Pirveli, готовит тематическое шоу на ТВ и собственноручно балует гостей в домашнем семейном ресторане, расположенном в селе Цодорети, что буквально в 20 минутах от Тбилиси.

Там же расположена винодельня, которую создал Иракли, так что теперь у них имеется и собственное вино. В рамках медиа-тура, организованного Национальной администрацией туризма Грузии, мы посетили винодельню, оценили эксклюзивные блюда и десерты от Эсмы и поговорили с Иракли Жвания о творчестве, новом бизнесе и Баку.

ИНТЕРВЬЮ

— Вы не только открыли за городом ресторан, но и переехали сюда жить. Как пришла такая идея?

— Мы с семьей присматривали себе новое жилье в Тбилиси. И в результате долгих поисков, пришли к выводу, что ничего подходящего найти не можем. У нас не было большой суммы на дорогостоящие апартаменты, а варианты, которые нам предлагали, не совсем устраивали. Неожиданно пришло решение попробовать пожить за городом. Не долго думая, отправились в Цодорети, тем более, для меня это не чужое место, здесь жил дед, и у нас был дом, который мы продали в трудные 90-е годы. Конечно, были некоторые сомнения, ведь мы — абсолютные горожане, не знакомые с сельской жизнью, но все эти сомнения очень быстро рассеялись после того, как мы окончательно поселились в нашем новом доме.

Моя 11-летняя дочка часто простуживалась, кашляла по ночам в городе, а тут — уже три года живем, и ни разу не кашлянула. Здесь даже думается по-другому, вдохновение на каждом шагу, душа отдыхает. Так что о своем выборе мы ничуть не пожалели. В деревне нашей много азербайджанцев, у меня здесь много друзей. Один из них увлек меня виноделием. Так началась еще одна интересная страница моей жизни. В производство вина я вкладываю всю душу, стараюсь привнести что-то свое, экспериментирую — людям нравится.

— Откуда черпаете знания?

— Я вам скажу, что знания только мешают. Лишь когда ты свободен от каких-либо «заучиваний», правил, ты начинаешь ощущать свободу и способен создавать нечто достойное. И так не только в виноделии. Могу сказать, что так во всем. С гордостью могу сказать, что сегодня мое вино — лучше, чем у многих знаменитых виноделов. Да, у меня есть свои секреты, свои фишки в производстве, и всему этому я научился методом проб и ошибок. Выпускаю 3 тысячи бутылок в год. В магазинах моего вина пока нет, для этого нужны инвестиции. Но своих гостей угощаю с лихвой. И в гости ходим со своим вином. Это очень приятно.

— Виноделие не отвлекает от дела всей жизни, от творчества?

— Нет, абсолютно. Главный месяц для виноделия — октябрь. Все остальное время можно заниматься творчеством. И потом, все это не требует от меня каких-то усилий, все идет от души, это любимое хобби.

— У вас в ресторане много интересных вещиц. Ананас в банке — явно какой-то раритет…

— Ананас этот действительно раритет. Это — подарок Сталина. В 1947 году моему деду, занятому в сельском хозяйстве, поручили обустройство персикового сада в Абхазии. Сад принадлежал Сталину. Дед мой был очень обаятельным человеком, Сталин был от него в восторге. И этот ананас он подарил ему на память, а тогда в Советском Союзе никто вообще не знал, что такое ананас. Вот дедушка и заспиртовал его, на долгую память. У нас еще имеется бутылка вина, подаренная моей супруге известным кутюрье Роберто Кавалли. Эсма всерьез подумывает над тем, чтобы открыть при ресторане Музей грузинской гастрономии. Я думаю, это хорошая идея.

— Сегодня за вас говорят ваши знаменитые работы. А правда ли, что вы вовсе не собирались становиться скульптором?

— Правда. Я вообще никогда не хотел учиться. Всегда был убежден, что все вузы в СССР — полная фикция. Сдавал во ВГИК, срезали. Пробовал на актерский — к счастью, тоже, на журфак — та же участь. В конце концов мама попросила Зураба Церетели, и меня «посадили» к нему на факультет. Да, да, именно «посадили». Я до этого в жизни не соприкасался с творчеством. И даже не думал этого делать. Когда приехал на вступительный экзамен, увидел, что люди что-то лепят, а я вообще не понимал, зачем это нужно и что тут надо делать. Экзамен продолжался пять дней. Два я просидел в полном бездействии. Мой друг, он тоже сдавал со мной, ныне — известный ювелир Давид Какабадзе, обещал, что поможет мне.

На третий день я запаниковал, понимая, что если еще и тут «срежусь», то это будет уже чересчур. Кто-то подарил мне спортивный допинг. Выпил с утра и пошел на экзамен. Только вошел в аудиторию, чувствую, что словно мотор внутри меня. Я накинулся на эту глину и за два дня вылепил такую фигуру, что Зураб Церетели позвонил моей маме и сказал: «Я думал, у тебя сын дебил, а оказался — талантище»!

Началась моя студенческая жизнь, правда, за пять лет я был в Академии всего раз десять. Когда пришло время защищать диплом, я за ночь вылепил «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери, как раз в то время я им зачитывался. Фигурка вышла миниатюрной на фоне 5-8 метровых работ моих одногруппников. И все опять страшно возмутились. Председатель комиссии шепнул мне на ухо «Стыдно!». Я одобрительно кивнул головой.

Прощаясь, я неожиданно даже для себя самого бросил: «Очень скоро я позову всех вас на открытие этого памятника». Они наверняка тогда решили, что я псих. Спустя пару лет, когда мне было 27 лет, я свое слово сдержал. Памятник мы открыли, гости пришли, поздравили меня. Это была моя первая скульптура. И появилась она благодаря поддержке Зураба Жвания, с которым меня связывала большая дружба.

— В Баку вы были?

— Нет, к сожалению, но очень надеюсь в ближайшем времени посетить Азербайджан. Я хорошо наслышан о красоте Баку, о том, как преобразился город за последние годы. Люблю рассматривать в Интернете фотографии Баку и прихожу в полный восторг от здания Центра Гейдара Алиева, построенного по проекту великой Захи Хадид. Слышал, что у вас в столице много фонтанов. Ловлю себя на мысли, что Баку — это мое место. С удовольствием бы сделал для Баку скульптуру «Планета». Одно из таких моих произведений находится в Венгрии.

Несмотря на то, что в Баку я никогда не был, в отличие от моей жены Эсмы, у нас в семье есть история, связанная с Азербайджаном, а именно, с Мирзой Фатали Ахундовым. Мой дед после смерти Сталина работал директором Ботанического сада, а могила Ахундова как раз находится там. И он уделял ей особое внимание, следил, чтобы она содержалась в порядке. А в доме, в старом Тбилиси, где жил Ахундов, выросла Эсма. Сейчас там находится его музей. Поэтому с великой азербайджанской культурой наша семья всегда была связана. Думаю, в ближайшее время обязательно приеду в Баку, у меня там много друзей…

 
Тэги: скульптор интервью Иракли Жвания
Если Вы заметили ошибку, сообщите о ней, пожалуйста, редактору сайта

Комментарии:



загрузка...

Присоединяйся!

#

Новости партнеров

Видео

Все видео



Citroen XM (1990): машина, в пух и прах разгромившая тогда самый "модный" Mercedes SL (w129)

Маршрутка №113 раздавила женщину на пешеходном переходе в центре Днепра (видео)

Готовим рыбно-картофельные котлеты

Фото

Все фото



Фестиваль пляжного волейбола «Москва Комус Fest» подвел итоги

Платформы онлайн-обучения весной 2020 отметили прирост студентов порядка 520%!

Украинский рынок смартфонов пополнится Doogee S88 PRO c тремя камерами и N20 PRO с четырьмя камерами

Анекдот дня

Министр образования сдал все ЕГЭ, министр здравоохранения отстояла очередь в поликлинику, и только тогда пенсионерка Клавдия Васильевна отпустила золотую рыбку.

Все анекдоты

Что ещё почитать

ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ